Женский срок

для тех, кто хочет узнать больше о женском заключении в России
ФОТО: ВИКТОРИЯ ИВЛЕВА
Что мы знаем о женском заключении?
В России полмиллиона заключенных, из них больше 40 тысяч — это женщины. На территории нашей страны находятся 35 женских исправительных колоний и 2 воспитательные колонии для девочек.

13 колоний имеют дома ребенка, в эти учреждения отправляют беременных осужденных и тех, у кого на руках есть дети до трех лет.

Вокруг женского заключения существуют несколько мифов: что оно мягче, чем мужское, что оно страшнее, чем мужское, что туда попадают самые маргинализированные. Все эти мифы продолжают жить, потому что людям катастрофически не хватает информации о том, что на самом деле происходит с женщинами в СИЗО, в колониях, в лечебно-исправительных учреждениях. Женщина, которая сталкивается с системой исполнения наказаний, проходит путь отличный от мужского.
О проекте
Женский срок — это проект, который был создан для того, чтобы накапливать информацию о женском заключении в современной России, а также публиковать интервью с бывшими заключенными, дать им площадку для репрезентации в публичном пространстве.

Мы все еще знаем мало об опыте женского тюремного заключения из-за закрытости исправительных учреждений. Но что-то мы все-таки знаем. Здесь собран архив материалов, который поможет вам разобраться в теме, сделать выводы и при желании — сделать пожертвования организациям, которые помогают женщинам заключенным.

Женский срок — это независимый проект, созданный на волонтерской основе. Его дальнейшее развитие зависит от вашей поддержки.

Интервью

фото: Елена аносова

Мордовия
Письмо Надежды Толоконниковой
ИК-14 в Мордовии, 2013 год

Фото: илья шаблинский
«Администрация колонии отказывается меня слышать. Но от своих требований я отказываться не буду, я не буду молчаливо сидеть, безропотно взирая на то, как от рабских условий жизни в колонии падают с ног люди. Я требую соблюдения прав человека в колонии, требую соблюдения закона в мордовском лагере. Я требую относиться к нам как к людям, а не как к рабам»
В 2012 году участницы группы Pussy Riot устроили акцию «панк-молебен „Богородица, Путина прогони!“» в храме Христа Спасителя. Их обвинили в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 213 «Хулиганство» УК РФ. Надежда Толоконникова и Мария Алёхина были приговорены к двум годам колонии общего режима. Для Екатерины Самуцевич реальный срок был заменён на условный.

Толоконникова отбывала наказание в женской ИК-14 в Мордовии, в октябре 2013 года переведена в ИК-2 в Чувашии, а затем в Красноярский край. Алёхина отбывала наказание в женской ИК-28 в Березниках в Пермском крае, в августе 2013 года переведена в ИК-2 в Нижегородской области.

В сентябре 2013 года Надежда Толоконникова заявила о том, что начинает голодовку и отказывается от работы в швейном цехе колонии — в связи с массовым нарушением прав осужденных женщин на производстве. В своем письме она рассказала об условиях, в которых вынуждены находиться заключенные ИК-14.
Полную расшифровку письма можно прочитать здесь.
Другие регионы
ИССЛЕДОВАНИЯ
РАССЛЕДОВАНИЯ
ФОТО: АЛЕКСАНДР РОМАНОВ

Женщины на свободе читают письма от женщин в заключении. Эти письма пришли из исправительных колоний со всей России в Центр содействия реформе уголовного правосудия. Они не могут написать о многом, что происходит с ними в заключении.
Сотрудники колонии проверяют письма перед отправкой. Женщины редко получают поддержку от родных с воли. Зарплаты в колониях слишком малы — в среднем 300 рублей в месяц. Поэтому письмо — это в первую очередь возможность попросить о самом необходимом.

Отделение
Фотопроект Елены Аносовой

В 2014 году Елена Аносова несколько месяцев снимала в женских колониях Сибири. Делая портреты, она просила моделей найти дорогой для них предмет. Кто-то выбирал цветок, кто-то Библию, кто-то фенечку. А у некоторых таких предметов в колонии вообще не оказалось. Увидеть проект полностью можно на сайте Елены Аносовой.

ИК-7
Фотопроект Татьяны Островской

Фотографии были сделаны в исправительной колонии № 7 в поселке Светлый республики Марий Эл в 2013 году.

Матери и дети в заключении
В России существуют 13 Домов ребенка при колониях. На 2020 год по данным ФСИН в таких домах содержатся 412 детей. Это дети, родившиеся в заключении — их матери попали в тюрьму или в колонию уже беременные. Либо дети до 4-х лет, матери которых были осуждены за тяжкое преступление. Если на время заключения никто из родных и близких не может взять на себя опекунство, мать отправляется в колонию отбывать срок вместе с ребенком.

Когда ребенку заключенной исполняется 4 года, его забирают у матери и пристраивают либо к ближайшим родственникам, либо к опекунам. После освобождения женщина имеет право забрать ребенка к себе.
Фотопроект Николая Хижняка «Материнский срок»
Один из замыслов проекта — показать, как меняются сама женщина и наше отношение к ней, когда она берет на руки своего ребенка. Полностью проект можно посмотреть здесь.

ЗАПИСИ ЛЕКЦИЙ, ФИЛЬМЫ, ТЕАТР
ФОТО С ФЕСТИВАЛЯ «У ТЮРЬМЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО»
«Женские колонии в России между «особым отношением» и бесчеловечным обращением» Ольга Подоплелова

«Убей или будь убитой почему государство сажает женщин за самооборону» Мари Давтян
Тюрьма. Исправь меня, если сможешь! (часть 1) Навальный, Алёхина, Шульман, Клещёва, мэр Томска
Тюрьма. Исправь меня, если сможешь! (часть 2). Пытки, секс, необходимые реформы
Документальный фильм Леонида Агафонова "Последняя Надежда" — о судьбах онкобольных женщин-заключённых
МЫР — My Russian Rights — MRR. Как убивали заключенных в ИК-16
«ЛИР-КЛЕЩ»
Моноспектакль Марины Клещёвой

Марина Клещёва
режиссер, актриса театра и кино
«ЛИР-КЛЕЩ» — это свидетельский моноспектакль, в основе которого лежит автобиоргафия Марины Клещевой. Она дважды сидела за разбой и впервые вышла на сцену в колонии ИК-6 строгого режима Орловской области. В 2015 году Марина первый раз выступила на воле – в Театре.doc с «ЛИР-КЛЕЩем». Это подлинная история жизни, местами отталкивающая, потому что рассказана честно: с помощью текстов Шекспира, стихов и песен Марины и тюремного фольклора. Режиссер: Варвара Фаэр.
«Творчество, конечно, — ​страдание. Но для большинства — ​душевное. Потому что рядом есть муж или жена, кто зарабатывает. И ты типа такая творческая личность. А я реальный человек. Мне жить не на что. Денег у меня стало меньше, чем когда-либо. Хотя на душе стало спокойнее. Я научилась жить без них. У меня сейчас тысяча рублей, и мне с вами о… [очень, очень хорошо]»

> Читать интервью Марины Клещевой о том, как театр помогает преодолеть тюрьму.

> Слушать подкаст от МБХ-медиа «Право слово» #26. Марина Клещева. Как стать актрисой в колонии»
«Не бойся»
30-дневная акция Катрин Ненашевой
В 2015 году художница Катрин Ненашева провела акцию «Не бойся», посвященную женщинам в колониях.

«"Не бойся" — месячная акция. Её цель — обратить внимание на проблемы женской посттюремной адаптации и почувствовать на себе то, что чувствуют бывшие заключённые, заново входя в социум. Это мои 30 "критических дней" — 30 суток нервов, страха и перекраивания себя посредством кроя зэковской формы. 30 дней в тюремной робе на деле показали и доказали, насколько общество не толерантно к каким бы то ни было узким маргинальным группам: меня не брали на работу, со мной не хотели общаться люди на улицах, обслуживающий персонал магазинов и ресторанов относился ко мне с открытой агрессией, куда-то даже не пускали».
Полное интервью Катрин Ненашевой об акции можно прочитать здесь.

Зин «У ворот женской колонии – никого»
Саша Граф, Дария Гонзо, международный независимый коллектив художниц
Зин состоит из двух частей. Первая наполнена общей статистикой и воспоминаниями женщин о своем заключении. Вторая часть состоит из вопросов, которые задавали женщины перед освобождением юристам фонда «Протяни руку».

> pdf-версия зина

Книги о женском заключении в России

Сон и явь женской тюрьмы | Людмила Альперн

Женская тюрьма как она есть — очерки и размышления. Попытка осмысления настоящего и предсказания будущего. Исторические обзоры. Современная ситуация. У нас и у них. Взгляд изнутри — интервью с заключенными и теми, кто уже на свободе.
Книга написана по результатам исследования, осуществленного при содействии фонда Макартуров, но которое было начато задолго до получения гранта и которое продлилось и после, Людмила Альперн продолжала посещать женские тюрьмы и писать о них. Она меняла жизнь женщин, которые попали в тюрьму, и помогала им найти выход из жизненного тупика.

Сон и явь женской тюрьмы, Людмила Альперн
издательство Алетейя, 2004
До и после тюрьмы. Женские истории | под редакцией Елены Омельченко

В коллективной монографии представлены результаты качественного социологического исследования молодых женщин, бывших в заключении. Авторы сконцентрировали свое внимание на разных аспектах реализации дисциплинарной власти в женских колониях, гендерных режимах в заключении, а также вопросах влияния последствий заключения на самовосприятие женщины и ее реинтеграцию после освобождения.

До и после тюрьмы. Женские истории, под ред. Елены Омельченко
Издательство Алетейя, 2012
Организации, помогающие женщинам в заключении

«ПРОТЯНИ РУКУ»

Благотворительный Фонд помощи женщинам и детям в заключении

Основан в 2014 году юристкой Светланой Бахминой и предпринимателем Валерием Баликоевым. Светлана Бахмина экс-юристка «ЮКОСА» и фигурантка дела против нефтяной компании, оказалась в мордовской колонии № 14 в 2004 году, провела там пять лет, родила ребенка.
перейти на сайт

«Русь Сидящая»
Благотворительный Фонд помощи осужденным и их семьям
Внесен Минюстом в реестр иностранных агентов
Основан журналисткой Ольгой Романовой. В команду Фонда входят юристы, адвокаты, журналисты, экономисты и просто люди, прошедшие тюрьму. Помогают тем, кто пострадал от Российского правосудия.
перейти на сайт

Центр содействия реформе

уголовного правосудия

Правозащитная организация, которая занимается проблемами заключенных

Центр был создан в 1988 году Валерием Абрамкиным, бывшим политзаключенным, при горячей поддержке академика Андрея Сахарова, который до последних дней своей жизни активно с ним сотрудничал. Сейчас директором Центра является Наталья Дзядко.
перейти на сайт
Made on
Tilda